Аукционы – это справедливый подход к ценообразованию, но от того, как будет прописан механизм, зависит его влияние на отрасль, - Д.Лукомский

28 ноя 2018 17:06:00
электроэнергия , ВИЭ

Солнечная энергетика в Украине развивается стремительно: суммарная установленная мощность введенных в эксплуатацию солнечных электростанций в 2017 году превысила 250 МВт против 100 МВт годом ранее. За неполный текущий год мощность уже больше чем удвоилась. Но для долгосрочного планирования инвесторам необходимы четкие и стабильные правила игры. В Верховной раде сейчас зарегистрировано 8 законопроектов, регулирующих переход к аукционам. Однако формирование консолидированной позиции по ним затягивается. Идет дискуссия вокруг механизмов реализации аукционов. Для участников рынка важно, чтобы этот механизм стал справедливым для всех, а не был “выписан под нескольких крупных игроков”. Тем временем ЕБРР, не дождавшись принятия закона, заявил о приостановке финансирования “солнца”.

О том, как воспринял это решение бизнес, о законодательных изменениях и об особенностях функционирования рынка солнечной энергетики “Энергореформа” беседовала с Дмитрием Лукомским, генеральным директором украинской компании “Авенстон”, специализирующейся на инжиниринге, проектировании и строительстве солнечных электростанций

Как, вы охарактеризуете рынок солнечной генерации в Украине, какая динамика его развития, основные тенденции?

Сейчас солнечная энергетика Украины развивается очень динамично. В этом году будет введено в два раза больше солнечных мощностей (около 500 МВт), чем в прошлом (250 МВт). А следующий год ожидается как минимум таким же по приросту, а то и выше. Но это пока еще не стратегическое устойчивое развитие рынка, потому что все ожидают изменения законодательства о зеленом тарифе (ЗТ). Сложилась ситуация, что инвесторы, которые приняли решение строить солнечные электростанции (СЭС) понимают, что скоро правила игры изменятся и стремятся завершить все проекты до конца следующего года. Поэтому ажиотаж текущего и следующего года - искусственный. В другой законодательной ситуации строительство происходило бы медленнее, часть проектов растянулась бы на 20-й, 21-й год.  

Можно сказать, что рынок в преддверии изменений правил игры - перегрет. Сейчас инвесторов больше, чем потенциальных подрядчиков, которые могут все это построить.  

Какой рост рынка вы прогнозируете в более далекой перспективе?

Мировая статистика говорит о том, что последних 10-15 лет среднегодовой рост инсталляций составил процентов 20-30%. Поэтому можно однозначно говорить, что рынок солнечной энергетики в Украине будет также расти. Скорее всего лет через 5-10 мы выйдем на такие же темпы роста 20-30% в год. Возможны какие-то локальные замедления или ускорения, связанные с местным законодательством. Но глобально это однозначный переход на возобновляемые источники энергии и  доминирование в них доли солнца и ветра. По всем мировым прогнозам, к 2050-му году в среднем по миру суммарная доля солнечной и ветровой генерации составит около 50% от всей генерации.

В Европе есть отдельные страны, например Австрия, Испания, где доля зеленых доходит до 50% уже сейчас. В Украине, без учета больших ГЭС эта цифра сегодня составляет около 2-х процентов.

Что стало стимулом роста возобновляемой генерации в мире?

Активный рост начался в двухтысячных годах, когда в Испании, Германии, Италии активно развивалась солнечная генерация. Примерно к 2005 году их рынки насытились и стали подключаться другие страны.  Первым стимулом всегда выступает господдержка. В 2000-х годах, когда стоимость капитальных инвестиций была очень высокая, вкладывать в развитие ВИЭ было невыгодно. Поэтому вводились разные методы стимулирования. Самый известный из них - ЗТ. Хотя были и другие: дотации, компенсации, зеленые сертификаты. Когда рынок только зарождается, устанавливается очень высокий ЗТ. Он действует определенный период, инвестор заходит, рынок активно развивается, местные подрядчики получают опыт (что также сказывается на стоимости проектов в дальнейшем), далее ЗТ постепенно снижается и даже доходит до того, что зеленую энергию выкупают дешевле, чем “традиционную”. Все страны прошли через этот путь.  

Украина сейчас проходит тот же путь?

Именно. В редакции Закона Украины «Об электроэнергетике» от 1 апреля 2009 года изначально было прописано снижение «зеленого» тарифа для новых проектов. Но развитие технологий и снижение стоимости оборудования пошло более высокими темпами, чем ожидалось, поэтому было решено снизить ЗТ, по сравнению с тем, как это было прописано в первой версии закона. И сейчас мы снова возвращаемся к дискуссии о том, что действующая схема господдержки устарела, и готовится введение аукционов.

Отразится ли на вашем бизнесе приостановка кредитования проектов ЕБРР?

Заявление ЕБРР - это очень тревожный звонок. Потому что ЕБРР - крупный инвестор в украинскую экономику, к мнению которого прислушиваются. И когда такой финансовый институт заявляет, что он приостанавливает инвестиции в отрасль, это становится важным сигналом для других инвесторов, что надо более взвешенно подходить к ведению бизнеса на этом рынке в Украине.

Конечно, для нашей компании, как генподрядчика проектов, это не очень хорошо, потому что наших потенциальных клиентов такое заявление может отпугнуть. Но мы все же надеемся на то, что до конца года законодательство будет принято и ЕБРР возобновит финансирование.  Бизнес больше всего не любит резких изменений. Если правила игры стабильны и позволяют долгосрочно планировать, тогда инвесторы заходят в страну. В Украине, к сожалению, правила меняются часто: законодательство, регулирующее сферу возобновляемых источников энергии менялось дважды с 2009 года.

ЕБРР не стал ждать до конца года?

ЕБРР беспокоится о том, что рынок перегрет, тариф завышен и в любой момент он может обвалиться, хотя бы по причине того, что государство откажется покупать электроэнергию по такому высокому тарифу. Это приведет к обвалу. А планировать бизнес в условиях, когда мы не понимаем, что будет через год или два с ценой, сложно. Такие прецеденты в мире уже случались. В Болгарии, Чехии было ретроспективное снижение зеленого тарифа. Это очень негативно повлияло на рынок, когда инвесторы уже рассчитали окупаемость проекта, вложили деньги в строительство, а государство отказалось от своих обязательств. Украина этот опыт учла, у нас таких прецедентов не было и мы надеемся, что не будет. Но раз мы планируем наперед и не отказываемся от взятых на себя обязательств, то необходимо регулировать тариф из расчета на перспективу роста мощностей, во избежание связанных с этим финансовых или технических проблем.

Какова структура инвестиций в солнечную генерацию в Украине?

Если несколько лет назад в основном развивали этот рынок украинские инвесторы, лучше понимая местные риски, то сейчас в Украину заходят крупные иностранные инвесторы. Они более консервативны, они дольше принимают решения. Соответственно, частые изменения правил игры, непонятные процедуры их очень сильно отпугивают. Поэтому сейчас, скорее всего, динамика рынка несколько замедлится. А в перспективе нескольких лет новое законодательство простимулирует приход системных иностранных инвесторов.

Почему затягивается принятие законодательства об аукционах. Нет консолидированного мнения, каким должен быть механизм проведения аукционов?

Государство не заинтересовано переплачивать по высокому зеленому тарифу. То есть оно хочет развивать отрасль, но платить при этом разумную рыночную цену. С этой точки зрения сам подход аукционов - разумный. Но не менее важно, как будет реализован механизм аукционов. Например, в одном из восьми законопроектов взнос участника для участия в аукционе должен составлять 50 тыс евро за МВт. Сейчас средняя мощность проекта в солнечной генерации - 10 МВт. Скажите, сколько украинских компаний смогут взять и извлечь из оборота 0,5 млн евро? Это остановит средний и мелкий бизнес в этом секторе. Солнечная энергетика превратится в рынок нескольких крупных игроков. Я считаю, что это для отрасли не лучший сценарий развития.

Недавно крупнейшие ассоциации ВИЭ публично объявляли консолидированную позицию. Ассоциация солнечной энергетики Украины также подавала свои предложения. Сейчас мы ждем реакции на эти предложения со стороны власти. Но «затягивание» изменений - для инвесторов хуже всего; это тормозит бизнес-активность.

На какую долю солнечной генерации в энергобалансе страны вы ориентируетесь в своей деятельности?

В том-то и дело, что сейчас нет четко озвученной цели, на которую следовало бы ориентироваться. У государства нет долгосрочной позиции, которая позволяла бы участникам рынка делать прогнозы.

Согласно Энергостратегии до 2035 года доля ВИЭ в Украине должна составить к 2020 году - 11%...

Это говорит о том, что эта энергостратегия уже провалена. Если следовать энергостратегии, все надо делать наоборот - никаких аукционов, поднимать «зеленый» тариф, упрощать правила и наращивать мощности. При этом если мы развиваемся в соответствии с энергостретегией, мы сталкиваемся с техническими проблемами, о которых еще в марте заявил системный оператор «Укрэнерго». Соответственно, мы не можем идти заявленными темпами, а значит, энергостратегия или неактуальная, или не предусмотрела все вопросы, которые возникают в ходе ее реализации. Она однозначно должна быть пересмотрена. Пока на уровне государства понятной артикулируемой цели, показывающей, куда мы идем, нет.

То есть рынок развивается сам по себе, вне контекста государственных стратегических моделей?

Возможно для Украины было бы лучше развивать большое количество мелких солнечных электростанций, т.н. распределенную генерацию. Но если мы введем аукционы с требованием вносить 50 тыс. евро - мелкие проекты развиваться не будут. Это не означает, что аукционы - это плохо. Аукционы - это справедливый, с точки зрения экономических факторов, подход к ценообразованию. Но от того, как он будет прописан, зависит, окажет он позитивное или негативное влияние на отрасль. В любом случае, начинать надо с цели.

Какой механизм для аукционов более справедливый с вашей точки зрения?  

Речь идет о том, чтобы аукционы вводились только для крупных проектов - от 10 или от 20 МВт - в разных законопроектах по-разному. Остается маневр - более мелкие проекты реализовывать без аукционов, по зеленому тарифу, но уже по сниженному. Рассматривается снижение на 10% - 30%. Консолидированная компромиссная позиция Ассоциации солнечной энергетики - снижение на 20%.

Эти цифры основаны на каких-то расчетах?

Мы провели финансовое моделирование. Аналитики нашей компании провели расчеты разных сценариев реализации проектов солнечной генерации в Украине при разных формах господдержки.

Например, есть базовый сценарий - типичный для 18-го, 19-го года проект СЭС мощностью 10 МВт. Для его расчета брались капитальные затраты, затраты на девелопмент, на строительство. Моделирование показало, что инвестор должен потратить порядка 8 млн евро собственных средств. При этом он будет возвращать свои инвестиции через механизм нынешнего «зеленого» тарифа в течение 5-ти с половиной лет. Обычно проекты строят с банком - закладывают 30% собственных денег, а банк финансирует оставшиеся 70%. При такой схеме срок возврата инвестиций составит уже 3,9 года.

Следующий сценарий, который мы рассчитали, учитывает аукционы. С мощностью 10 МВт мы на аукцион не идем. Моделируем, что ЗТ тариф нам урезали на 30%, как это предполагает законопроект. Расчет показывает, что срок возврата инвестиций из 3,9 лет превратится в 8,3 года – то есть срок увеличивается больше чем в 2 раза.

Инвесторы будут вкладывать инвестиции в проекты при сроке окупаемости в 8 лет?

Я думаю, что будут, но их будет немного. Например, когда в Украине был внедрен первый «зеленый» тариф, то при этом были очень высокие цены на оборудование, окупаемость была где-то 7-8 лет.

Если смоделировать при понижении зеленого тарифа не на 30, а на 20%, как предложила ассоциация, тогда окупаемость проектов составит - 6,1 года.

Соответственно, если вводится процедура аукционов для больших проектов (например, от 10 МВт), а все проекты менее 10 МВт строятся по фиксированному «зеленому» тарифу, то мы можем иметь окупаемость или 6 или 8 лет, в зависимости от того, какой уровень «зеленого» тарифа будет закреплен законодательно.

При этом в расчетах учтено возможное новшество, которое однозначно очень позитивное - это что срок зеленого тарифа не ограничен 2030-м годом, а будет выдаваться на 20 лет от даты ввода в эксплуатацию. Это очень позитивно повлияет на финансовую модель инвестора.

Срок окупаемости 8 лет для таких проектов- это много?

С учетом страновых рисков - это критично. Многих инвесторов это может остановить. Но с точки зрения долгосрочного планирования проекты будут все еще интересны. СЭС эксплуатируется 30 лет. И если ЗТ будет закреплен на 20 лет, то инвестор после того, как окупит проект, еще полтора таких срока будет зарабатывать по ЗТ, а потом еще столько же зарабатывать по какому-то рыночному тарифу.

То есть аукционы и снижение зеленого тарифа повлияют на структуру рынка?

Конечно, изменится как структура рынка, так и тип инвестора. При снижении ЗТ на 20-30%, зайдут менее рисковые инвесторы, которые готовы планировать и замораживать средства на более длительное время. Насколько быстро они будут заходить в страну, будет зависеть от того, какая будет общеполитическая, экономическая ситуация в стране в целом - от страновых рисков.

Внутренняя норма доходности (IRR) в случае срока возврата инвестиций 8,3 года, составляет менее 18%. Когда мы сегодня общаемся с иностранными инвесторами, для них психологически комфортная цифра - от 20%.  При снижении ЗТ на 30% мы получаем IRR меньше 20%. При снижении ЗТ на 20% - IRR будет больше 20%. Станут ли они настаивать на 20% через год - мы не знаем. Может, на фоне выборов, возможной стабилизации ситуации, они будут готовы и на - 15%. Все это очень тесно взаимосвязано. Анализ цифр и того, что происходит в стране, на рынке, в отрасли, тоже дает основание прогнозировать, что рынок может замедлиться на несколько лет, но если смотреть на 10 лет вперед - он будет развиваться. Солнечная энергетика в любом случае имеет хорошие перспективы в средне- и долгосрочной перспективе. Вопрос в том, как мы проживем ближайшие пять лет.

Для справки:

«Авенстон» - украинская промышленная и инженерная компания, специализирующаяся на внедрении энергетических проектов и технологий с акцентом на возобновляемые источники энергии и энергосберегающие решения. Основная специализация – строительство под ключ промышленных солнечных электростанций. На 10-ом международном Форуме SEF-2018 генеральный директор Дмитрий Лукомский был признан личностью года в области устойчивой энергетики в Восточной Европе.


Оставить комментарий
Читайте также

Авторизация



Создать аккаунт


Авторизация

Возникла ошибка авторизации!
Извините, возникла ошибка авторизации. Пожалуйста, попробуйте еще раз (в окне социальной сети вам необходимо подтвердить авторизацию), или попробуйте авторизоваться через другую социальную сеть.

Пожалуйста проверьте свою почту
и перейдите по ссылке,
чтобы завершить свою регистрацию
на сайте.

Комментарий отправлен на модерацию