Бремя тепла - интервью врио директора НЭК "Укрэнерго" Всеволода Ковальчука еженедельнику "Фокус"

15 мар 2017 00:47:49
электроэнергия

Глава "Укрэнерго" Всеволод Ковальчук – в интервью еженедельнику «Фокус» о том, почему не работает "Роттердам +", чем нам поможет Европа и как электромобили избавят страну от зависимости по поставкам угля из ОРДЛО

Все против всех

Вы руководите "Укрэнерго" в статусе врио. Но при этом ведёте себя уверенно, как полноценный руководитель. Вы расчитываете остаться в директорском кресле надолго?

— Я всегда так работаю. Защищать интересы компании — первоочередная задача. Это совершенно искренне. Даже если я буду точно знать, что через неделю меня снимут, стиль руководства не изменится.

Была информация со ссылкой на члена Комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса, нардепа от "Самопомочи" Льва Пидлисецкого, что вы якобы причастны к организации проверок Зуева, который победил в конкурсе на пост директора Укрэнерго.

— Это неправда. К проверкам Зуева я не имею никакого отношения.

Когда вас назначали и. о. гендиректора "Укрэнерго", ходили слухи, что вашу кандидатуру пролоббировал нардеп Игорь Кононенко. Вы часто с ним видитесь?

— Только на мероприятиях, которые проводит парламентский комитет по вопросам ТЭК. С тем же Пидлисецким я встречаюсь гораздо чаще.

Какие вопросы вы обсуждаете с Кононенко и Пидлиcецким?

— Депутаты принимают важные для энергетики решения, поэтому нам приходится пояснять, что и как происходит в отрасли. Страна ждёт принятия нового Закона "О рынке электрической энергии". (Закон предполагает отмену госрегулирования энергетики и переход отрасли на рыночные механизмы. — Фокус). Этот закон в первую очередь ждут сами участники рынка, поэтому нам крайне важно быть постоянно вовлечёнными в работу.

Открытие рынка электроэнергии для конкуренции как внутренних, так и внешних производителей — единственно правильная стратегия для того, чтобы у нас не было постоянно кризисных ситуаций с тем же углём.

К слову, на днях Пидлисецкий отказался работать над Законом "О рынке электрической энергии" и представлять его в парламенте до полной смены нынешнего состава Нацкомиссии по регулированию энергетики и коммунальных услуг. Депутат утверждает, что её глава Дмитрий Вовк манипулирует формулой расчёта стоимости угля "Роттердам+", чтобы завышать тарифы на электроэнергию, а также неоправданно увеличил тарифы на подключение объек­тов к сетям. Как вы относитесь к такому мнению?

— Как гражданин я уважаю наличие у политика своей позиции, но как руководитель оператора системы передачи я очень расстроен, что процесс застопорился. Закон нужно выталкивать в сессионный зал, какими бы ни были внутренние мотивы и убеждения. Последствия принятия этого закона будут куда более долгосрочными, чем срок на посту того или иного руководителя НКРЭКУ.

Вы часто критикуете руководство ДТЭК Рината Ахметова. С чем связаны столь напряжённые отношения?

— В конце прошлого года мы изменили систему аукционов по доступу к межгосударственному сечению (части пропускной способности трансграничных линий электропередачи. — Фокус) для экспорта электроэнергии. Теперь мы выставляем на торги сечения отдельно по каждому направлению, а не "Бурштынский энергоостров" целиком, когда ДТЭК выигрывал 95% сечений. Они и сейчас выигрывают столько же, но им надо тратить больше усилий и денег из-за возросшей конкуренции на аукционе. Естественно, в ДТЭК недовольны этим и пытаются оспорить это рыночное решение в судах. Учитывая значительные финансовые ресурсы компании, возможны разные варианты исхода.

На ДТЭК в том числе лежит ответственность за высокую степень нашей зависимости от антрацита (из ОРДЛО. — Фокус). Как руководителю оператора системы передачи мне всё равно, откуда придёт уголь. Главное, чтобы в системе были резервы мощности. Но как человек из отрасли могу сказать, что привязать стоимость угля к формуле, которая бы давала некоторую объективность, это правильно. Нам действительно нужен индекс для определения цены на электроэнергию, пока мы не перейдём на полноценный рынок. Но необходимость диверсификации поставок угля не включена в лицензионные условия. Вот за что наказывать тепловую генерацию? Цену дали, а инструмент контроля за использованием денег не придумали. И поскольку в стране нет военного положения, то перекрытие железнодорожных путей — обычный форс-мажор. А форс-мажор освобождает стороны от необходимости выполнения обязательств.

Если бы одновременно с принятием формулы "Роттердам+" в лицензионные условия для генерации было включено обязательство, что 25% топлива должно импортироваться, это бы значительно улучшило ситуацию с углём в стране.

Грандиозные планы

Вы неоднократно говорили о планах объединения украинской и европейской энергосистем. Для промпотребителей это означает возможность покупать дешёвую энергию из ЕС. Но всё упирается в принятие Закона "О рынке электроэнергии". Без этого нас никто в ЕС не пустит. Более того, регулятор не сделал даже того, что не требует участия Верховной Рады: мы до сих пор не ликвидировали перекрёстное субсидирование бытовых потребителей промышленностью...

— Сам факт перекрёстного субсидирования не препятствует объединению наших сетей. А вот затягивание с принятием Закона "О рынке электроэнергии" мешает этому. Институциональные изменения на рынке, имплементация третьего энергопакета — обязательные условия для синхронизации. Теоретически можно синхронизироваться с сетями, но не синхронизироваться с рынком и ограничиться продажей сечения, как это происходит сейчас с "Бурштынским островом", однако не это должно быть приоритетной задачей.

Если бы мы были синхронизированы с Европой уже сейчас, то в 2016 году оптовая цена на электроэнергию у нас была бы ниже. Конкуренция творит настоящие чудеса, устраняя неэффективность, существовавшую в системе годами.

Какие изменения в регуляторном поле, помимо принятия Закона "О рынке электроэнергии", необходимы для полноценного объединения рынков электроэнергии?

— Нужно провести анбандлинг (разделение. — Фокус) по собственности генерации и системе передачи энергии. "Укргидроэнерго", "Энергоатом" и "Укрэнерго" должны подчиняться разным ведомствам. Например, в Европе операторы передачи энергии могут подчиняться даже Минфину. Это принципиально: владелец активов и policy maker отрасли должны быть разными.

Для "Укрэнеро" анбандлинг нужен, в частности, чтобы показать европейцам, что компания — действительно независимый оператор. Для них критерий независимости — один из ключевых элементов.

Ещё один важный шаг — проведение в этих компаниях реформы корпоративного управления, которая предусматривает создание независимого наблюдательного совета, чтобы минимизировать политическое влияние. Минэнерго нас полностью в этом поддерживает. Если всё будет сделано так, как мы запланировали, к июлю мы должны сформировать независимый набсовет.

Сколько времени понадобится для синхронизации энергосистем после того, как мы приведём свою регуляторку в соответствие с нормами ЕС?

— Мы уже финализировали каталог требований к синхронизации. Надеюсь, в этом году будем готовы выйти на подписание соглашения о присоединении. После этого на выполнение всех требований отводится пять лет. В том числе мы должны будем отсоединиться от систем России и Беларуси. До присоединения к европейской сети надо будет работать изолированно до трёх лет.

Прожить три года в изоляции будет непросто. Сейчас мы провалы в мощности теоретически можем перекрыть технологическими перетоками из РФ и Беларуси...

— Синхронизация с ЕС и новая модель рынка электроэнергии — это стратегические задачи Украины на следующие пять лет. Они непростые, но только они могут позволить вырвать государство из прошлого.

К слову, реальные сроки синхронизации коррелируют со сроком внедрения новой модели рынка, предусмотренным Законом "О рынке электроэнергии". Именно поэтому я так переживаю за судьбу этого законопроекта.

Выгоду от синхронизации вы описали радужно, но сколько на это понадобится средств?

— У "Укрэнерго" инвестиции будут небольшими. Потратиться придётся "Энергоатому", "Укргидроэнерго" и тепловой генерации, чтобы соответствовать техническим стандартам управления. Ранее неоднократно заявляли, что цена полной синхронизации — $3–5 млрд. Думаю, что эти цифры можно значительно сократить. Более точную сумму затрат скажем в ближайшие месяцы.

Умные электроны

Сейчас глобальный тренд — переход от регулирования генерации энергии к регулированию её потребления за счёт повышения энергоэффективности и автоматизации процессов у потребителей. На одном из публичных выступлений вы говорили, что нам тоже нужно переходить на подобную практику. Но как можно регулировать бытовых потребителей? Человек пришёл с работы домой и хочет сварить на электроплите суп и почитать книгу под торшером...

— Бытовые потребители в перспективе могут не просто подключаться к сети, когда посчитают нужным, а покупать пакетную услугу, которая предполагает определённый график подключения и зарядки устройств.

Приведу в пример электромобиль. Целесообразно ставить его на зарядку в умной розетке на всё то время, когда он не используется. При этом сам процесс зарядки будет начинаться не с того момента, когда вы его подключаете к сети или когда выставляете таймер, а когда диспетчер включает сеть. Если диспетчер видит, что есть провал потребления, то опрашивает все подключённые к сети электромобили, находит недозаряженные и заряжает их. Если спрос вышел на пик, то зарядка останавливается.

Но ведь такой режим зарядки не очень удобен. Если мне нужно зарядиться сейчас, а не когда начнётся провал потребления?

— Нужно стимулировать потребителей финансовыми способами. К примеру, в Киеве сейчас суточное потребление колеблется в пределах 880 МВт — 1,7 Гвт. То есть в течение дня нам надо то убирать, то добавлять 500 МВт мощности. В этом объё­ме около 300 МВт приходится на гидрогенерацию и около 200 МВт — на Трипольскую ТЭС.

Сейчас средняя мощность зарядки электромобиля составляет 10 кВт. Поэтому, если в городе наберётся 200 тыс. таких авто и хотя бы 10% из них в каждый момент включены в розетку, то они могут дать нужные нам 200 МВт хоть в плюс, хоть в минус. Нам в принципе не будет нужна Трипольская ТЭС. Поэтому такие вещи должны стимулироваться меньшими тарифами в часы снижения потребления.

Зарядка в момент падения спроса и отказ от неё в час пик — по сути это так называемые дополнительные услуги энергорынку, которые нам сейчас оказывает генерация и крупные потребители. Такие услуги могут оказываться как автоматически, когда потребитель подписывается на пакет услуг по умолчанию, так и с согласия на каждое действие: вам приходит СМС, что вот сейчас вы можете подзарядиться по такому-то тарифу, отказаться от зарядки или же вообще отдать в сеть энергию, которая есть в вашем аккумуляторе (и получить за это оплату от "Укрэнерго".  — Фокус).

Звучит заманчиво, но когда в Украине могут появиться такие технологии?

— Нужно подготовить сети. Мы совместно со Всемирным банком начинаем проект Smart Grid (модернизированные сети электроснабжения, которые используют информационные технологии для сбора информации об энергопроизводстве и энергопотреб­лении. — Фокус). Этот проект позволит нам прогнозировать потребление электроэнергии. Если мы за три года закончим свою часть, аналогичные мероприятия должны будут осуществить уже и облэнерго. И вот когда все подстанции будут объединены в одну "умную сеть", тогда система сможет добраться до каждого потребителя по отдельности, что сделает возможным управление спросом

 


Читайте также

Главное в энергетике за 12 – 16 октября 2020 – обзор Энергореформы

Ущаповского или Машляковского рекомендуют на должность члена НКРЭКУ. "Энергоатом" и "Укрэнерго" завершили очередной этап подготовки синхронизации украинской энергосистемы с ENTSO-Е. Энергорегулятор пожаловался в Энергосообщество на политическое давление. ОАСК зарегистрировал иск нардепа Волынца с требованием уволить главу НКРЭКУ Тарасюка, о главных новостях энергетики читайте в обзоре Энергореформы.

Национальная экономическая стратегия 2030: какие гипотезы обсуждаются в энергетическом секторе

Проектный менеджер Центра экономического восстановления Владимир Бужан в колонке для Энергореформы рассказал о работе над Национальной экономической стратегией 2030 и главных направлениях в энергетике, какие планируется в ней предусмотреть.

Еврочиновник: Украина является частью глобальной борьбы за климат, и она должна сделать свой вклад (интервью)

Заместитель генерального директора Генерального директората по вопросам энергетики Европейской комиссии Клаус-Дитер Борхардт (Klaus-Dieter Borchardt) в экспресс-интервью Энергореформе рассказал, почему отказ от угля в Украине, по его мнению, должен стать основным вопросом и на какую помощь Европы в борьбе против изменений климата можно расчитывать (укр.).

Авторизация



Создать аккаунт


Авторизация

Возникла ошибка авторизации!
Извините, возникла ошибка авторизации. Пожалуйста, попробуйте еще раз (в окне социальной сети вам необходимо подтвердить авторизацию), или попробуйте авторизоваться через другую социальную сеть.

Пожалуйста проверьте свою почту
и перейдите по ссылке,
чтобы завершить свою регистрацию
на сайте.

Комментарий отправлен на модерацию