Алексей Козлов: роль угля в Украине очень недооценена (мнение)

04 фев 2020 14:40:58
электроэнергия

Алексей Козлов, руководитель консалтинговой компании "Карбон", экс-директор УК "Краснолиманская" убежден, что "уголь в рамках государства может быть отличным ресурсом, а не утяжелителем бюджета".

Что, по его мнению, надо сделать для этого, от каких мифов и стереотипов избавиться и как поступить с возобновляемой энергетикой – в статье Алексея Козлова для Энергореформы.

Почему именно я решил написать об угольной отрасли? Это моя профессиональная деятельность, я – шахтер в четвертом поколении по линии отца. Мой дед по происхождению поляк, переехал на Донбасс с Житомира, когда моя мама была еще ребенком, в Донбассе было активное строительство промышленности, была потребность в трудовых ресурсах. С надеждой дать детям лучшее он перевез семью, где видел для них будущее. Я вырос в Донбассе, мне понятна его ментальность, я объективно могу оценить, что может уголь дать Украине при профессиональном подходе к отрасли.

Исторически сложилось, что уголь был одним из основных источников энергии. Донбасс – это угольный бассейн различных марок углей. В рамках государства я бы смотрел на этот ресурс гораздо шире. Это энергоноситель, сырье для металлургов, химиков, производство синтез газа, дизтоплива, удобрения и т.д.

Да, шахты Донбасса, построенные в 50–60-х годах, довольно устаревшие. После распада СССР Украине достался мощнейший потенциал индустрии. На старых технологиях еще в 70-х годах Украина добывала более 200 млн тонн. Если сегодня применить новые технологии, то можно достичь необходимых результатов и потребности угля будут закрыты своим ресурсом, а это рабочие места в Украине. Безусловно, есть задачи, которые необходимо решить в рамках государства. Наш уголь в большинстве не востребован в Европе из-за большого количества серы, и использовать его мы можем у себя, не приобретая в таком объеме у других государств. Европа по-прежнему использует свой уголь. Например, добыча в Польше за год составляет 135 млн тонн. По экономическому развитию мы находимся гораздо ниже и уже отказываемся от угля.

Украина обладает колоссальными запасами, которые могут быть локомотивом экономики Украины. Сегодня нет нерешаемых задач, для этого необходимо желание. Можно снизить выбросы, улучшить производительность электростанций, снизить себестоимость угледобычи, применив новые технологии.

Альтернативная энергетика – это мировой тренд, а уголь – это наш ресурс.

Приведу пример: будучи в Китае, в одной из угольных компаний, я увидел современные технологии и хозяйственный подход, который позволяет подземным способом добывать более 20 млн тонн угля в год одной шахтой. На шахте работает 1,5 тыс. человек. Здесь же с угольной шахтой работает электростанция, смежные производства строительных материалов из породы после обогащения угля. В смежных областях заняты еще 5 тысяч человек. Один интересный нюанс: при подъезде к этой компании на опорах освещения установлены солнечные батареи – так выгоднее и правильнее, чем прокладывать кабель. Это и есть рациональный подход.

Я – угольщик, но я поддерживаю ВИЭ. И не говорю, что от этого нужно отказываться.
Производство энергии различными источниками – это развитие науки, конкуренция в производстве, из которых получится много положительного для государства Украина. Ввод альтернативных источников энергии надо сделать плавным и постепенным, не уничтожая смежные отрасли.

По моему мнению, многие факторы для продвижения альтернативной энергетики подаются в мире необъективно. Подсвечивается одна сторона и заведомо затемняется другая. Одно подается как абсолютное зло, а другое – как абсолютное добро. Заинтересованные в альтернативной энергетике включили мощное лобби.

Хотя мир не так однозначен по поводу "зеленой" энергии. Дональд Трамп не собирается хоронить угольную отрасль, а мы покупаем уголь в Америке, Россия также использует этот ресурс. Таджикистан, где еще относительно недавно были перебои с энергообеспечением страны, в 2014 году запустил новейшую ТЭС и наращивает угледобычу. Я уже приводил пример Китая и Польши. Ситуация с глобальным потеплением для меня схожа с "озоновыми дырами", которыми еще недавно было забито информационное поле. Экология – вопрос решаемый.

Убыточность шахт – миф

Но, казалось бы, угольная отрасль – дотационная, зачем она нам?

Да, у нас давно принято считать: уголь не может быть прибыльным и эффективным. От власти мы слышим: все шахты убыточны, все предприятия нужно закрыть. Но у нас есть прибыльные шахты, которые вошли в частные вертикально-интегрированные компании, там достигнут хороший результат и эффективность.
Например, на момент приватизации "Павлоградуголь" добывал 10 млн тонн. Сегодня – 20 млн тонн. Есть эффект.
Я был гендиректором шахты "Краснолиманская". Из-за отсутствия рынка сбыта и несбалансированного объема необходимых углей мы вынужденно простаивали по 3 месяца в году, но при этом своевременно выплачивали заработную плату коллективу из 4,3 тыс., оплачивали налоги, электроэнергию. Из-за чего? В свое время на "Краснолиманскую" зашел мощный системный инвестор.
Как результат мы смогли опустить себестоимость с 70 до 42 долларов. Подготовили к выемке более 5,5 млн тонн запасов – это колоссальные инвестиции, системный труд.

Есть еще пример –  шахта "Надежда": еще 10 лет назад подлежала закрытию, но  руководитель предприятия  смог выстроить систему и эффективно управлять предприятием, не получая государственную поддержку. Конечно, это маленькая компания, и ей достаточно было добывать 400 тонн в сутки, но тем не менее это очень показательный пример.

"Павлоградуголь", ШУ "Покровское", "Краснолиманская", "Надежда". Есть примеры эффективных предприятий? Остальные могут быть эффективными? Могут. Какие – сегодня пытается выяснить Минэкоэнерго.
Но на государственных шахтах себестоимость составляет 200–300 долларов. Это убийственные показатели, возникающие под влиянием отсутствия реального реформирования отрасли. Ничего больше.
Уголь в рамках государства может быть отличным ресурсом,  а не утяжелителем бюджета. Может, но пока таким не является!

Социальная проблема надумана

Несомненно, неперспективные шахты нужно закрыть. Но не спекулировать на социальной теме. На шахтерах долгие годы привыкли строить политические программы. Уже шахтеров не осталось, на ком строить и зарабатывать.
В государственной отрасли работает порядка 30 тысяч людей, а это комплектация 4-5 шахт, которые могут эффективно работать и платить европейскую зарплату в 1,5 тыс. евро.

Я с недоумением воспринимаю, что погашение задолженности перед шахтерами подается правительством как заслуга. Сначала дали миллиард, потом еще 300 млн. Это деньги всех налогоплательщиков, которые тратятся нерационально. Эти задолженности возникают из-за отсутствия реформирования отрасли, при таких условиях уголь очень дорого обходится Украине.

В последнем заявлении профильный министр дал рекомендации детям шахтеров искать себе другое применение. Думаю, он это сделал из наилучших побуждений, но такие заявления приводят в недоумение – а что сегодня государство может предложить взамен?  Почему грамотно не использовать тот ресурс, который есть?

И давайте не забывать, что уголь – это еще и политика, которая может быть успешной. Если на подконтрольной территории Украины будут платить шахтерам достойную заработную плату, разве не будет легче убедить тех, кто остался на неконтролированной территории, в украинских преимуществах?

Национальный интерес Украины – в угле

Нам нужно сохранить угольную отрасль, но эффективную. Да, в урезанном формате. Но необходимо закрыть потребность в угледобыче внутри страны, чтобы не импортировать.

Уголь может получить развитие только при одном формате. Если на тех шахтах, которые у нас остались, мы сможем достичь себестоимости ниже покупаемого извне. Таким образом, мы сохраним отрасль, решим связанные с ней социальные и политические вопросы.

Во главе должны стоять национальные интересы. В рамках государства необходимо понять, какими ресурсами мы обладаем и как эффективно их использовать. У нас нет утвержденного угольного баланса.  Если министр говорит, что есть, то он его воспринимает по-своему. Что такое баланс? Это когда понятно, сколько угля нам необходимо, сколько добываем, почему импортируем, почему сами не можем обеспечить себя углем и как это сделать.

Тенденция использования углеводородов будет идти к снижению. Но зачем тогда покупаем? Значит, он необходим. Значит, нужна политическая воля, чтобы у себя отстроить эффективную добычу. Мне кажется, что у профильного министра категорическое отношение к отрасли.

Перед тем, как что-то разрушить, необходимо подумать, а стоит ли? 

Мы можем произвести электроэнергию АЭС плюс ТЭС плюс ВЭС и на выходе получить необходимую стоимость, обеспечив украинцев работой и способностью оплачивать тариф. 
Считаю, что необходимо вести диалог с ДТЭК, "Метинвест", "Донбассэнерго" и "Центрэнерго" для понимания общей работы в интересах государства и бизнеса.
Несомненно, вопросов предстоит решить много: сформировать баланс, провести переговоры с основными игроками рынка, закрыть неэффективные шахты, построить эффективную угледобычу на перспективных, решить все социальные вопросы.

Таким образом, тепловая генерация проработает ни один десяток лет. За это время мы можем отстроить эффективное, энергонезависимое государство. И еще появится не один вид энергии, который мы будем использовать в Украине.

Читайте также

ВостГОК в 2019 году снизил производство концентрата урана на 32,1%

ГП "Восточный горно-обогатительный комбинат" (ВостГОК) в 2019 году сократило производство уранового оксидного концентрата (УОК) на 32,1% (на 378,6 тонны) по сравнению с аналогичным периодом 2018 года – до 800,9 тонны, передает Энергореформа.

"Нафтогаз" в марте снизит цену на газ для промышленности на 11,6-14,6%

НАК "Нафтогаз Украины" в марте 2020 года снизит цену на природный газ, отпускаемый промышленным потребителям на условиях предоплаты, на 14,6% (на 816 грн) по сравнению с ценой текущего месяца – до 4 тыс. 777,2 тыс. грн за 1 тыс. куб. м (с НДС), передает Энергореформа.

НКРЭКУ установила "зеленый" тариф для СЭС норвежских инвесторов Scatec Solar

Нацкомиссия, осуществляющая госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг Украины (НКРЭКУ), установила "зеленый" тариф для солнечной электростанции (СЭС) ООО "Богуславэнерджи" мощностью 54,2 МВт (Богуславский р-н Киевской обл.) в размере 15,03 евроцента за 1 кВт-ч, передает Энергореформа.

Авторизация



Создать аккаунт


Авторизация

Возникла ошибка авторизации!
Извините, возникла ошибка авторизации. Пожалуйста, попробуйте еще раз (в окне социальной сети вам необходимо подтвердить авторизацию), или попробуйте авторизоваться через другую социальную сеть.

Пожалуйста проверьте свою почту
и перейдите по ссылке,
чтобы завершить свою регистрацию
на сайте.

Комментарий отправлен на модерацию