Руководители компаний из обоймы РГК: о монополии, конкуренции и своей доле на рынке (интервью)

05 мар 2019 08:05:56
нефтегаз

Дмитрий Новицкий

С запуском рынка газа в Украине в 2016 году обострились отношения операторов газораспределительных сетей (ГРМ – газорозподільчих мереж), а также отделенных от них компаний-поставщиков – в первую очередь с государственной НАК "Нафтогаз Украины", а также с регулятором и правительством. В информационном пространстве создается картина противостояния естественных монополий и государственных структур. В этом противостоянии чаще всего упоминается Региональная газовая компания, вокруг которой сконцентрированы около 20 операторов ГРС и 16 компаний-поставщиков, и которую связывают с Дмитрием Фирташем.

Конфликт является проявлением системных проблем газовой отрасли на пути  рыночных трансформаций, которые государство не может, либо не желает устранить. Заданная европейским сообществом конфигурация рынка газа подразумевает создание конкурентных условий, которые невозможны без свободного доступа к ресурсу госкомпании "Укргазвыдобування". Это обеспечит рыночное ценообразование в секторе поставок газа населению. Однако в этом не заинтересованы в НАК "Нафтогаз Украины", которая полностью контролирует свои структурные подразделения, обеспечивающие 100% транзит газа и 75% его добычи. К тому же, накануне выборов вопрос о цене газа фигурирует в программах едва ли не каждого кандидата. 

В то же время государство имеет все необходимые рычаги влияния на естественные монополии и таким образом именно оно устанавливает правила игры в газовой отрасли. И если отбросить политику и информационные спекуляции, то окажется, что комплекс проблем формируется из споров, возникающих вокруг неоднозначных регуляторных решений и производственных вопросов, которые остаются без ответов со стороны госорганов на протяжении длительного времени.

Энергореформа побеседовала с топ-менеджерами газовых компаний, которые сотрудничают с РГК - председателем правления ПАО "Харьковгаз" Дмитрием Новицким и директором ООО "Днепропетровскгаз Сбыт" Татьяной Соболь - о введении суточного балансирования на рынке газа, коэффициентах за приведение к стандартным условиям, нормах потребления в быту, а также свободном выборе поставщиков.

С 1 марта на рынке газа Украины запустилось суточное балансирование. Исходя из заявлений НАК "Нафтогаз Украины", операторы газораспределительных сетей (ГРС) блокируют этот процесс. Как вы прокомментируете ситуацию?

Д.Новицкий: Скоро будет уже год, как наша компания вместе с другими операторами ГРМ из группы компаний РГК внедрила и ежедневно работает в условиях суточного балансирования. У нас есть свой программно-аппаратный комплекс, информационная платформа "RGC-Industry", обученный персонал, и накопленный опыт работы в таких условиях – в полном соответствии с процедурой, установленной Кодексом ГРМ. Эта рабочая платформа посуточного балансирования прошла международную сертификацию  ISO 9001:2015 и неоднократно демонстрировалась регулятору, представителям Всемирного банка, Секретариата Европейского энергосообщества. Проведен ее  аудит со стороны Европейского энергосообщества на предмет соответствия Европейской директиве по газу и правилам анбандлинга.

Что касается информационной платформы суточного балансирования АО "Укртрансгаз", то ее запуск неоднократно откладывался, и оператор ГТС даже был оштрафован регулятором.  Подчеркну - сроки внедрения сточного балансирования переносились по требованию "Укртрансгаз". При этом он оспаривает положения Кодекса ГТС, принятого регулятором (НКРЭКУ). И тут же не допускают регулятора к проверке – чего мы, к примеру, не можем себе позволить.

Ни одного переноса сроков по причине неготовности нашей компании не было. Все участники рынка, а на сегодняшний день это выше 40 операторов ГРС, поставщики по спецобязательствам (PSO), около 400 газотрейдеров заинтересованы, чтобы заработало суточное балансирование.

Главная проблема - в некорректности работы центральной платформы, администратором которой является "Укртрансгаз". Напомню, он отказался от изначально приобретенного сертифицированного ПО у венгерской компании IP Systems, и ограничился собственной разработкой. На сегодня она не верифицирована и не сертифицирована. И сейчас функционирование системы, которую создал "Укртрансгаз" вызывает серьезные вопросы. В тех ошибках, которые мы фиксируем при работе в тестовом режиме с декабря прошлого года, возможны злоупотребления.

Как проблемы внедрения суточного балансирования отражаются на рынке?

Т.Соболь: Ошибки информационной платформы "Укртрансгаза" приводят к возникновению у предприятия искусственного небаланса. А это чревато для компании штрафами и убытками. Вкратце поясню принцип работы системы.

Каждый поставщик до 20 числа месяца, предшествующего месяцу поставки, обязан загрузить на платформу данные об объемах потребления всех своих клиентов, с которыми у него есть соответствующие договора. Таким образом, он подает номинацию (заводит номинацию потребителю), оператор ГРС ее подтверждает, то есть "бронирует" пропускную мощность в трубе. Подтверждение нужно и со стороны "Укртрансгаза". В конце месяца происходит аллокация объемов газоснабжения по каждому поставщику. Так фиксируются все небалансы - сопоставляются заявленные данные, т.е. номинации, и фактическое потребление, определяется разница, которая возникает.

Что получается при использовании платформы "Укртрансгаза"? Есть потребители, с которыми у нас нет договорных отношений, соответственно мы не подаем им номинации. Но "Укртрансгаз" маркирует их в своей системе как наших потребителей, и они попадают в аллокацию нашей компании-поставщика.

Так образуется искусственный небаланс – после чего у нас не просто возникает обязательство оплатить объемы газа, потребленного этими потребителями, но еще и оплатить "Укртрансгазу" услугу небаланса. Разумеется, мы его письменно уведомляем об этом, не подписываем акты "Укртрансгаза" - но все безрезультатно.

Есть другие примеры: когда есть номинация со стороны поставщика, а аллокации нет. Мы как поставщик PSO обязаны продавать газ бытовому сектору по регулируемой правительством цене. Этот газ поставщик PSO покупает у НАК "Нафтогаз" Украины.

Мы подаем соответствующие номинации, но наших потребителей нет в аллокациях. Потребители, перед которыми у нас по закону есть обязательства, оказываются перед угрозой отсутствия поставок, и ответственность за это несем мы.


Татьяна Соболь

Это технические сбои в работе платформы?

Т.Соболь: Это ошибки в работе платформы.  По какой причине они происходят – мы не знаем. В этом должны разобраться "Укртрансгаз" и НКРЭКУ.

Сейчас же проблемы накапливаются. Когда "Укртрансгаз" выставляет нам акты на искусственный небаланс, мы их опротестовываем, пытаемся разобраться и урегулировать ситуацию. Но проблемы возникают снова, мы не можем подать следующие номинации и реноминации. Наши потребители остаются без номинации, а в таком случае оператор ГРМ обязан их отключать.  Хотя  на самом деле ресурс газа есть, потребители заключили с поставщиком договора и согласно этому договору произвели предоплату за газ.

В феврале по "Днепропетровскгаз Сбыту" сложилась ситуация, когда без номинаций оказалось сразу несколько наших клиентов. Это и бюджетные учреждения, и промышленность, и население.

Какие же пути урегулирования этой проблемы?

Т.Соболь: Мы направили обращения в "Укртрансгаз", НКРЭКУ, Антимонопольный комитет с просьбой разобраться. С задокументированными фактами некорректной работы платформы суточного балансирования. Например, фиксируем, когда в ней задним числом меняются данные. По Кодексу небалансы должны быть урегулированы до 12 числа, но "Укртрансгаз" продолжает вносить изменения спустя несколько дней. И здесь уже есть основания обратиться в правоохранительные органы.

Д.Новицкий: Удивительно, но о проблемах этой платформы суточного балансирования между собой говорят все субъекты рынка. И специалисты "Укртрансгаза" прекрасно понимают, какой объем недоработок существует - но отмалчиваются.

Отмечу, что манипуляции с этой платформой дают "Нафтогазу" возможность получить дополнительную выручку. Например, если "Нафтогаз" "случайно" не заведет номинацию на предприятие теплокоммунэнерго.  Оператор ГРМ в соответствие с Кодексом обязан в таком случае  отключить его. Но закон запрещает это делать в отопительный период. Поэтому газ идет на производство тепла, а "Нафтогаз" тарифицирует его не как поставки ТКЭ, а как отобранный оператором ГРМ и выставляет счет по максимальной цене. 

Поэтому, подчеркну еще раз, мы со своей стороны к работе в новых условиях готовы. Опасения лишь в том, что "Укртрансгаз", контролируемый "Нафтогазом", крупнейшим трейдером в Украине, будет действовать в его интересах, неправомерно вмешиваться в работу платформы суточного балансирования. Такие факты уже есть, поэтому опасения не беспочвенны.

С ноября 2018 года большинство газовых компаний начало применять к объему потребленного газа коэффициенты приведения к стандартным условиям (СУ). Это вызвало бурю негодования бытовых потребителей и последующий запрет регулятора. Газовые компании оспорили его в суде. Почему вы спорите, ведь регулятор – ваш контролер?

Д.Новицкий: Во-первых, мы считаем запрет необоснованным, поскольку НКРЭКУ издала регуляторный акт, который должен был пройти определенную процедуру, но он ее не прошел.

Но кроме несоблюдения формальностей, существуют нормативно-правовые акты, которыми мы обосновываем свою позицию и право применять коэффициент за приведение газа к СУ. Есть закон Украины "О рынке газа". Есть множество документов, разработанных самой НКРЭКУ – тот же типовой договор на распределение газа операторами ГРМ - где прописано, что газ поставляется потребителю в стандартных условиях. Есть закон о коммерческом учете, где это тоже указано. По всей цепочке от "Нафтогаза" газ передается только с приведением к стандартным условиям.

НКРЭКУ аргументирует свой запрет тем, что указанная разница от приведения к стандартным условиям включена в тариф операторов ГРМ как составляющая производственно-технических расходов (ПТР). Это не так?

Д.Новицкий: Сразу отвечу – это не так. ПТР рассчитываются по трем методикам, утвержденным Минэнергоугля. Это потери во время транспортировки, расходы при транспортировке  и потери при неприведении к СУ бытовыми счетчиками. Все эти документы были приняты в установленном порядке. Существует еще порядок расчета ПТР по этим трем методикам, утвержденным приказом Минэнергоугля от 23 ноября 2011 года №737.

Так вот - по данным самого министерства по всем операторам ГРМ за 2016 год в норматив потерь включено лишь 64% из объемов, рассчитанных по трем методикам. Недостающие 36% - это фактически и есть потери от приведения к СУ, которые не учтены.

Приведу пример "Харьковгаза". У нас в тарифе заложено 319 млн грн на покупку "технологического" газа. А "Укртрансгаз" выставляет нам за него счет на 592 млн грн. Если говорить про объемы, ПТР "Харьковгаза", рассчитанные по действующим методикам, составляют 78 млн кубометров, а тариф покрывает расходы на оплату всего 26,5 млн кубов. Источник оплаты остальной части ПТР не определен.

Почему проблема возникла только сейчас, ведь история давняя?

Д.Новицкий: После запуска рынка газа, когда облгазы разделились на операторов ГРС и компании-поставщики, все участники рынка перешли на новые договорные отношения. С 2016 года нас уверяли в том, что тариф пересмотрят и включат ПТР в полном объеме, на основании принятых методик. Затем появилось мнение, что эти расходы нужно не в тариф операторов ГРС включать, а поставщик должен делать соответствующую надбавку к цене, как это принято в Европе. Решили, что эта надбавка будет учитываться при переводе стоимости газа из кубометров в энергоединицы. Но к такой тарификации мы все еще не пришли. Нормативных актов нет, а мы тем временем несем потери.

Какие варианты урегулирования неоплаченных за последние годы потерь, и что делать в будущем, ведь большинство бытовых потребителей наверняка дезориентированы заявлениями регулятора и правительства, платить не будут?

Т.Соболь: в конце 2018 года НКРЭКУ начала разбираться, запросила в Минэнергоугля информацию о том, что же включено в ПТР.

Д.Новицкий: Что касается накопленной из-за неприведения к СУ задолженности – этот вопрос может урегулировать правительство. Думаю, есть механизмы, как решить проблему таким образом, чтобы не перекладывать ее на плечи потребителей.

На каком основании вы применяете к потребителям тот или иной из шести коэффициентов при приведении к СУ. Например, он зависят от местонахождения счетчика - откуда у вас такая информация?

Д.Новицкий: Эта информация есть в базе данных операторов ГРМ по каждому потребителю. Там зафиксированы сотни параметров по каждому клиенту – вся информация по его газовому оборудованию.

Клиенты могут самостоятельно проверить в своих электронных Личных кабинетах, какой тип счетчика, какой коэффициент применяется.

Нормы потребления газа населением при отсутствии счетчиков, утвержденные правительством в конце января, также будете оспаривать?

Д.Новицкий: Данное постановление уже оспорено. При принятии постановления Кабинета Министров вновь была нарушена процедура, не было обсуждения, нормы установлены задним числом. Процедура предусматривает техническое обоснование норм, а его нет. Откуда взяты утвержденные цифры?

По нашим данным, установленные нормы не соответствуют реальности.  Есть различные расчеты, исследование USAID, анализ УкрНДИинжпроект.

Т.Соболь: в Украине установлено около 20 тыс. домовых счетчиков газа, они дают показательные замеры, и по ним можно увидеть, что в целом потребление больше утвержденных норм. Разница особенно велика там, где есть проблемы с централизованным отопление и потребителям приходится использовать газовые плиты для обогрева.

Компании, связанные с РГК, оспорили в суде постановление Кабинета Министров о передаче базы данных потребителей. Многие расценивают это как блокирование реформы рынка газа…

Д.Новицкий: Мы действуем в рамках правового поля. Есть закон о защите персональных данных, и нужно получить согласие клиентов на передачу информации.

Т.Соболь:  С таким нюансом мы сами сталкиваемся. Наша компания обратились в специальную организацию за справками о составе семей наших абонентов. Нам отказали, мотивировав это защитой персональных данных.

Бытует мнение, что газсбыты чинят препятствия развитию рынка, боясь потерять клиентов, в том числе и население.

Т.Соболь: Пока не встречала независимых трейдеров,  желающих заниматься поставками газа населению. Ведь нужно обеспечить работу с сотнями тысяч клиентов, формировать их базу, выставлять счета, обслуживать личные кабинеты, колл-центры с круглосуточной поддержкой, вести систему контроля дебиторской задолженности.

Д.Новицкий: Нам как операторам ГРМ вообще все равно, кто поставщик. Если какой-то газсбыт закроется – это его проблема и недоработка. Пусть конкурируют, победит сильнейший.

Можно ли говорить о существовании в Украине конкурентного рынка газа?

Т.Соболь:  Тут достаточно простых цифр. На момент разделения облгазов, три с половиной года назад, доля "Днепропетровсгаз Сбыта" на рынке поставки газа юридическим лицам была около  80%. На сегодня она сократилась до 17%.

Д.Новицкий: Сейчас только в Харьковской области насчитывается порядка 70 поставщиков. Доля "Харьковгаз Сбыта" на рынке поставки газа юридическим лицам - менее 10%.

Что же касается нас, операторов ГРМ – то это монополия естественная, возникновение которой во всем мире обусловлено исторически, для удобства потребителя. А вот "Нафтогаз" – искусственно созданное в конце 1990-х объединение для того, чтобы регулировать процессы на газовом рынке в ручном режиме. Возможно, в какой-то период истории Украины это было жизненно необходимо, но сейчас при движении к интеграции с европейским рынками, с такими структурами нужно прощаться.

На сегодняшний день рынок газа по юрлицам полностью заработал. И по населению это тоже бы произошло, если бы не действия "Нафтогаза". Свободный рынок подразумевает открытый доступ к ресурсу "Укргаздобычи".  "Укртрансгаз" уже на пути к независимости, и потеряв "Укргаздобычу", "Нафтогаз" превратится в обычного трейдера.

 


Читайте также

Евгений Варягин: сегодня строить солнечные электростанции в Беларуси, Казахстане, Армении во многом проще, чем в Украине (интервью)

Консорциум Rodina - Enerparc AG, основанный в 2013 года украинской Rodina и немецким гигантом Enerparc AG, входит в тройку ведущих ЕРС-контракторов Украины, и является крупнейшей украинской компанией по объемам строительства мощностей солнечных электростанций за рубежом. В прошлом году консорциум осуществил проект собственной станции на территории остановленной Чернобыльской АЭС, установив там первый 1 МВт мощности. Пока это единственная построенная там солнечная станция. О результатах работы компании, перспективах "чернобыльского" проекта и тенденциях на рынке солнечной энергетики Энергореформе рассказал CEO Rodina - Enerparc AG Евгений Варягин.

Игорь Щуров: "В Украине есть объективная возможность существенного увеличения добычи газа" (интервью)

Генеральный директор ДТЭК Нефтегаз, крупнейшей частной газодобывающей компании страны, рассказал изданию Рейтинг о результатах прошедшего года и планах на текущий, об аукционах и почему 2,5% роста отрасли – неплохой результат.

"Союз" реконструирует для "Херсоноблэнерго" ВЛ 150кВ "ГПП Новая Каховка - Дудчино" за 26,4 млн грн

Корпорация производственных и коммерческих предприятий "Союз" проведет по заказу ПАО "Херсоноблэнерго" реконструкцию воздушных линий 150кВ "ГПП Новая Каховка - Дудчино" за 26,4 млн грн.

Авторизация



Создать аккаунт


Авторизация

Возникла ошибка авторизации!
Извините, возникла ошибка авторизации. Пожалуйста, попробуйте еще раз (в окне социальной сети вам необходимо подтвердить авторизацию), или попробуйте авторизоваться через другую социальную сеть.

Пожалуйста проверьте свою почту
и перейдите по ссылке,
чтобы завершить свою регистрацию
на сайте.

Комментарий отправлен на модерацию