Магнус Йохансен: "солнце" и "ветер" – это разные технологии, и они не должны конкурировать на равных (интервью)

10 май 2019 09:36:37
электроэнергия , ВИЭ

Норвежский инвестор Scatec Solar пришел на украинский рынок солнечной энергетики во второй половине 2017 года. Сейчас компания строит две крупные солнечные электростанции (СЭС) и развивает еще около полдюжины проектов. О работе в Украине, а также о перспективах отрасли в свете изменений системы господдержки альтернативной энергетики Энергореформе рассказал менеджер по развитию бизнеса Scatec Solar Магнус Йохансен.

С чего Scatec Solar начала работу в Украине, и каковы дальнейшие планы компании?

В прошлом году мы открыли в Киеве крупный офис, где работает более 30 местных специалистов. Пока мы получили финансирование (и подписали соответствующие соглашения) для двух СЭС – мощностью 47 МВт в Николаевской области и мощностью 30 МВт в Черкасской области. Как известно, займы выделили Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и другие финансовые организации. Строительство этих двух станций уже началось, и, как ожидается завершится до конца года.

Отмечу, что Scatec Solar определила украинский рынок в качестве стратегически важного, и компания намерена продолжать на нем работать в последующие годы. Поэтому мы рассчитываем начать строительство части проектов, находящихся на стадии девелопмента. На большинство из них мы приобрели 100% прав у местных девелоперов.

Как правило, Scatec Solar осуществляет проекты совместно с местными партнерами и привлекает международное финансирование для строительства станций.

С какими сложностями Scatec Solar, как иностранный инвестор, столкнулась в Украине?

Ключевой вопрос - изменение госрегулирования. Когда мы решили войти в Украину во втором полугодии 2017 года, и в первом полугодии 2018 года начали процесс приобретения проектов, перспективы госрегулирования были совершенно иными, нежели сегодня. То есть мы как инвестор планировали свою деятельность, ориентируясь на определенную систему работы, но в процессе ситуация изменилась.

Эта непредсказуемость - явно не то, что привлекает инвесторов (в особенности, иностранных), и она пополняет список рисков, которые обуславливают более высокую доходность проектов в стране.

Мы надеемся, что благодаря схеме "зеленых" аукционов, за которую недавно проголосовал парламент, в Украине установится определенный порядок работы на долгосрочный период, это подразумевает большую прогнозируемость рынка. Есть ряд проблем, которые требуют урегулирования на высоком уровне с тем, чтобы способствовать снижению риска рынка, воспринимаемого бизнес-средой, и создать условия для его дальнейшего роста.

Еще один сдерживающий работу инвестора фактор - бюрократия. Процесс получения различных разрешений в Украине занимает больше времени, чем мы ожидали. Это затягивает сроки введения объектов в эксплуатацию и влечет различные проблемы, которые нелегко решить иностранной компании (которая не всегда является экспертом по украинским методам ведения бизнеса, а также следует высоким этическим стандартам).

Также отмечу, что украинский рынок пока находится на стадии становления, когда заинтересованные стороны обычно отдают предпочтение (низкой) стоимости, а не (высокому) качеству. Для нас как иностранного EPC, следующего международным стандартам, это означает, что мы должны вести дополнительную разъяснительную работу с местными стейкхолдерами, чтобы приблизить их к нашим стандартам.

И, наконец, еще один нюанс: работа на украинском рынке возобновляемых источников энергии (ВИЭ) предполагает взаимодействие со многими ответственными органами. На рынках других стран, где мы работаем, процесс принятия решений для внедрения проектов, как правило централизован (в большинстве стран процесс контролируют всего несколько организаций). В Украине же вдобавок ко всему, некоторые из ответственных структур не всегда взаимодействуют эффективно. Нам как иностранному инвестору иногда сложно разобраться в причинах этого, в итоге процесс вхождения в рынок происходит дольше, чем в других странах.

Можете ли вы сравнить ключевые показатели проектов Scatec Solar в Украине с аналогичными проектами в других странах?

На рынках, где работает Scatec Solar, существуют большие различия. Показатели во многом зависят от уровня развития рынка, адекватности общей регуляторной среды (в этом плане Бразилия и страны Южной Африки являются положительным примером), доступности кредитных ресурсов, а также от объема работы, передаваемой на аутсорсинг (в некоторых странах инвестор отвечает лишь за проект, а не за подключение и пр., тогда как в Украине инвестор обеспечивает организацию всех этих работ).

На расчетные цифры влияет также и уровень инсоляции. В таких регионах нашего присутствия как Аргентина, Южная Африка и Египет, он почти вдвое выше, чем в Украине. Поскольку этот показатель – один из основополагающих при расчете бизнес-модели, то это означает, что в странах с более высоким уровнем солнечного излучения, естественно, может наблюдаться более низкий "зеленый" тариф.

Исходя из нашей инвестиционной стратегии – быть первопроходцами на формирующихся рынках - мы привыкли сталкиваться с различными видами вызовов. В настоящее время Scatec Solar работает в разных странах Латинской Америки, Африки, Мены и Азии. Могу сказать, что Украина, хоть и граничит с Европой, но с точки зрения "входных барьеров" она пока более сопоставима с рынками этих стран ("развивающиеся и пограничные рынки").

Видит ли Scatec Solar какие-либо риски для своих дальнейших проектов в Украине в связи с введением "зеленых" аукционов?

В целом Scatec Solar положительно оценивает перспективы для финансирования и строительства следующих проектов в ближайшие годы. В то же время, мы усматриваем некоторые риски, связанные с имплементацией закона, поэтому нам придется ограничить развитие проектов на стадии девелопмента до тех пор, пока мы не получим под них проектное финансирование.

Нас беспокоит два важных аспекта, заложенных как прямой нормой закона, так и его идеологией. В частности, это низкая банковская гарантия (ниже уровня международных стандартов), что может привести к нереалистичным ценам на аукционе.
Помимо этого, закон предполагает, что солнечная энергетика может конкурировать с ветровой по цене. Однако при обсуждении все почему-то упустили из вида фактор коэффициента использования мощностей (КИУМ), который является одним из основополагающих при определении доходности проекта.

Если у "ветра" КИУМ составляет около 35-40%, то для "солнца" он едва превышает 15%. То есть ветер в Украине дует гораздо больше времени (и сильнее), чем светит солнце.

Следовательно, при практически одинаковых тарифах уровень доходности проектов в ветроэнергетике будет намного выше, то есть на 1 МВт установленной мощности ветроэлектростанция (ВЭС) производит больше э/э, чем солнечная электростанция (СЭС). Таким образом, проекты в ветроэнергетике будет реализовывать выгоднее, и в результате при одинаковых тарифах произойдет смещение в их сторону.

А чем это плохо для отрасли (кроме того, что уменьшится количество "солнечных" проектов)?

"Перекос" в сторону ветра станет серьезным вызовом для объединенной энергосистемы, ведь в контексте распределенной генерации СЭС играют более важную роль. "Солнечные" проекты более мобильны, их можно строить в любом регионе (уровень инсоляции в разрезе областей Украины не так сильно отличается, чтобы иметь определяющее влияние на доходность проекта). В солнечной энергетике, в отличие от ветряной, много мелких проектов, что также больше соответствует концепции распределенной генерации.

То есть нельзя просто механически выбрать наиболее дешевую технологию и концентрироваться на ее развитии. На ситуацию нужно смотреть комплексно, следует создать оптимальный баланс между доступными технологиями ВИЭ и их географическим распределением. Это позволит избежать перегрузки сети и проблем с балансированием "зеленой" энергетики.

Нынешний же закон предполагает выделение квот для "ветра" и "солнца" в размере минимум по 15% от общей, установленной государством. Какую в итоге квоту получит каждый вид ВИЭ – пока неизвестно, и как могут конкурировать принципиально разные виды генераций, с разной себестоимостью производства – также непонятно.

Многие считают, что, учитывая удешевление строительства объектов солнечной энергетики, текущий "зеленый" тариф для них в Украине завышен. Можете ли назвать диапазон тарифа на отпуск "солнечной" энергии, приемлемый для украинского рынка?

Действительно, в связи с развитием рынка и инноваций стоимость строительства СЭС за последние десять лет значительно снизилась. Но нужно также понимать, что это снижение – в среднем на 20% в год – сопровождается годовым удвоением производства панелей.

При этом в соответствие с ожиданиями рынка, в 2019 году, впервые за это время, удвоения производства не прогнозируется, соответственно, не будет и такого как ранее удешевления панелей, и, соответственно, снижения CAPEX в строительстве СЭС. И данный тренд, по прогнозам, продолжится и в последующие годы.

Таким образом, весьма вероятно, что стоимость установки СЭС в мире не будет снижаться такими же темпами, как последние 5-10 лет.

Также важно иметь в виду, что высокий тариф был необходим в связи с такими факторами на украинском рынке солнечной энергии как низкое солнечное излучение, высокая стоимость привлеченного капитала, высокие затраты на присоединение и в целом сложный рынок для входа.

Scatec Solar уверена, что снижение тарифа на солнечную энергию необходимо для устойчивого развития отрасли, но это должно происходить постепенно, чтобы сохранить благоприятную среду для инвесторов. Снижение тарифа для "солнца" на 25% по сравнению с действующим уровнем (15,03 евроцента за кВт-ч) неблагоприятно для инвесторов, поскольку в этом случае многие проекты (а, возможно, и большинство) станут финансово нежизнеспособными, то есть доходность с учетом рисков не будет приемлемой.

 


Читайте также

Главное в энергетике за 20 – 24 января 2020 - обзор Энергореформы

131 предприятие ТКЭ осуществили перерасчет начислений за тепловую энергию и горячее теплоснабжение. Коболев и набсовет "Нафтогаза" обсуждают возможность продления контракта. Минэкоэнерго создает госпредприятие "Укрвугилля". Минэкоэнерго презентовало проект Концепции "зеленого" энергоперехода Украины к 2050 году, - главные новости в энергетике в обзоре Энергореформы.

"Зеленый энергетический переход" за 150 млрд грн ежегодно. Реальность и фантазии (мнение)

Мне с трудом верится в ежегодные инвестиции на уровне 150-200 млрд грн. по переходу "к климатически-нейтральной экономике", говорит директор Центра проектных исследований "Уровень жизни", журналист Игорь Ляшенко, анализируя представленную на днях Концепцию "зеленого" энергетического перехода до 2050 года.

У атомной энергетики нет альтернатив - эксперт (интервью)

Прошлый 2019 был насыщен множеством событий в области атомной энергетики. В связи с этим мы решили подвести итоги предыдущего, а также определить приоритеты на следующий год - 2020-й. В эксклюзивном интервью на вопросы OBOZREVATEL согласился ответить один из ключевых экспертов в области атомной энергетики, который сейчас консультирует ведущие мировые и отечественные атомные институты и проектные организации, экс-заместитель гендиректора ГК "Ядерное топливо" Виталий Онищенко (укр).

Авторизация



Создать аккаунт


Авторизация

Возникла ошибка авторизации!
Извините, возникла ошибка авторизации. Пожалуйста, попробуйте еще раз (в окне социальной сети вам необходимо подтвердить авторизацию), или попробуйте авторизоваться через другую социальную сеть.

Пожалуйста проверьте свою почту
и перейдите по ссылке,
чтобы завершить свою регистрацию
на сайте.

Комментарий отправлен на модерацию