Вадим Антонюк: препятствование работе Госэнергонадзора ставит под угрозу безопасность электроснабжения (интервью)

28 янв 2019 13:40:12
электроэнергия , регулятор

Фото: Энергореформа

Государственная инспекция по энергетическому надзору за режимами потребления электрической и тепловой энергии (Госэнергонадзор) подчинена Министерству энергетики и угольной промышленности, но при этом входит в состав Национальной энергетической компании (НЭК) "Укрэнерго". Последняя уже в течении двух лет настаивает на том, что Госэнергонадзор необходимо вывести из ее состава, ведь функции, которые выполняет инспекция, требуют от нее полной независимости. Так, Госэнергонадзор контролирует состояние распределительных электросетей 0,4-150 кВ, анализирует инвеспрограммы операторов системы распределения (ОСР), а также рассматривает жалобы всех категорий потребителей.

Еще 11 июня 2018 года согласно закона "О рынке э/э" Кабинет министров должен был реорганизовать инспекцию в центральный орган исполнительной власти (ЦОИВ), который «осуществляет государственный надзор (контроль) в отраслях электроэнергетики и теплоснабжения". Уже заканчивается январь 2019-го, а нового ЦОИВ до сих пор нет. В итоге сложилась патовая ситуация, при которой новой структуры еще нет (и появится она, вероятно, ближе к концу года), а нынешняя — уже лишилась финансирования и, соответственно, не может работать.

О последствия такого положения для энергетического комплекса Энергореформе рассказал директор Госэнергонадзора – Главный государственный инспектор по энергетическому надзору Украины Вадим Антонюк.

Что происходит в Госэнергонадзоре в настоящее время?

Нацкомиссия, которая осуществляет госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЕКУ), не утвердила в тарифе на передачу "Укрэнерго" на 2019 год статью расходов для финансирования Госэнергонадзора. Она сделала это, ссылаясь на отсутствие законных оснований, поскольку еще в прошлом году нас должны были реорганизовать в ЦОИВ. Но, как видите, этого до сих пор не случилось. По факту инспекция все еще остается подразделением "Укрэнерго".

С 26 декабря 2018 года из-за отсутствия финансирования мы перешли на восьмичасовую рабочую неделю, это означает, что работаем лишь один день в неделю. Сейчас на работу выходит порядка 8% всего персонала.

Из-за этого, естественно, рассмотрение жалоб от потребителей и выполнение поручений Министерства энергетики и угольной промышленности сильно затягивается. Чтобы делать все быстро, у нас нет ни рук, ни времени. Это ставит под угрозу безопасность работы всех распределительных электросетей, что в конечном итоге повлияет на надежность и качество электроснабжения потребителя.

Кроме того, в данном случае нарушается конституционное право наших работников на труд.

Почему сложилась такая ситуация, и что нужно для ее разрешения?

В заключительных положениях Закона "О рынке э/э" правительству было предписано реорганизовать нашу инспекцию в ЦОИВ еще до июня 2018 года. К тому моменту Госэнергонадзор должен был прекратить свое существование, как подразделение "Укрэнерго". Но механизма для такой реорганизации нет. Чтобы не создавать рисков для работы энергосистемы, сначала нужно сформировать новый орган, а затем уже ликвидировать предыдущий. Ведь если наше подразделение сейчас упразднят, кто будет выполнять нашу работу? Этим пока некому заняться.

В феврале прошедшего 2018 года утвердили положение о ЦОИВ Государственная инспекция энергетического надзора, а в октябре — назначили ее руководителя. Но ведь этого недостаточно! Еще нужно провести конкурсы на должности заместителей, затем создать комиссию, которая на конкурсе отберет инспекторов. И лишь после того, как будет набрано не менее 30% штата сотрудников, появится право на получение акта готовности в соответствии с Порядком утвержденным Постановлением КМУ от 20.10.2011 № 1074.

Сейчас же все говорит о том, что эти процессы затянутся еще не на один месяц, поэтому Госэергонадзор в своем нынешнем виде должен выполнять свои функции.

Как же Госэнергонадзор работал в прошлом году?

С 11 июня 2018 года для этого нет законных оснований, ведь по закону уже должен функционировать новый орган исполнительной власти. Поэтому, как я уже сказал, НКРЭКУ не дает нам финансирования, и мы не можем нормально работать.

Но до конца 2018 года "Укрэнерго" финансировало нас под угрозой санкций за нецелевое использование тарифной составляющей. Однако с 2019 года компания все же вынуждена была значительно сократить эти расходы. В итоге мы остались практически без средств к существованию.

Последние полгода были попытки решить проблему, но пока безрезультатные. Разработан законопроект №8527-д, который вносит изменения в переходные положения закона "О рынке э/э" и продлевает период реорганизации инспекции до 31 марта 2019 года. Хотя я предлагал продлить работу Госэнергонадзора не до какой-то конкретной даты, а именно до момента создания нового ЦОИВ.

Эти изменения сугубо технического плана и не требуют рассмотрения законопроекта во втором чтении. Проект согласовали во всех комитетах Верховной Рады. Совместными усилиями парламентского комитета по ТЭК и Министерства энергетики и угольной промышленности добились, чтобы его вынесли на голосование в сессионный зал 20 декабря 2018 года. Тогда до него так и не добрались из-за потасовок между депутатами. В итоге перенесли на 21 декабря, но перед праздниками в зале практически не было депутатов. Затем законопроект попал в повестку дня 17 января уже 2019 года, и снова до него не дошла очередь.

Следующая пленарная неделя начинается 5 февраля, однако я сильно сомневаюсь, что с таким подходом народные депутаты рассмотрят его в ближайшее время.

Но Госэнергонадзор не может быть заложником наличия кворума в сессионном зале Верховной Рады. Ведь решается судьба технического контроля в важнейшей отрасли и почти 700 человек, которые у нас работают.

Чем чревато затягивание рассмотрения законопроекта?

Сегодня около 700 работников Госэнергонадзора остались без зарплаты. Коллектив стал заложником патовой ситуации, при которой людям придется увольняться и трудоустраиваться в другие места. Часть специалистов могла бы перейти в новую структуру, но ее еще нет. Нет также и информации о проведении конкурсов на замещение вакантных должностей в новом ЦОИВ. Что не добавляет уверенности нашим сотрудникам.

Когда наши сотрудники разбегутся окончательно — осуществлять контроль за энергетической отраслью будет некому. Система энергонадзора потеряет кадры. А ведь для того, чтобы вырастить квалифицированного инспектора, нужно минимум пять лет, и это при условии, что он выходец из энергетической отрасли.

Прошлым летом, в преддверии нового рынка электроэнергии и реорганизации в ЦОИВ, мы совместно с Минэнергоугля приняли решение об оптимизации штата персонала. В итоге из 1200 человек сегодня осталось фактически работать 678 (43%). Некоторые сотрудники, из тех, что попали под сокращение, уехали на работу в Польшу, Венгрию и другие страны.

Наш трудовой коллектив в конце января обратился к президенту Украины, Кабинету министров, Минэнергоугля и НКРЭКУ с просьбой способствовать урегулированию ситуации. В министерстве знают о нашей проблеме, Директорат энергетических рынков делает все от него зависящее. Но, поскольку дело все же не сдвинулось с мертвой точки, возможно, мы будем выступать с акцией протеста и требовать от Верховной Рады и Кабинета Министров Украины решить этот вопрос государственной важности.

А финансирование новой инспекции на этот год предусмотрено?

В госбюджете на 2019 год для нее предусмотрено 55,6 млн грн. Для сравнения – наши расходы составляли около 270 млн грн. в год. При этом около 25 млн грн. ежегодно уходит только на коммунальные услуги, содержание наших офисных зданий и автопарка по всей Украине.
Если посмотреть на соотношение этих сумм, возникает вопрос о том, как новая инспекция с таким бюджетом сможет полноценно выполнять наши функции по всей стране? Думаю, об этом и речи быть не может.

Инспекция должна осуществлять все ваши функции?

Не только. Ей также переходят функции Госинспекции по эксплуатации электростанций и сетей. Но вот наш функционал у нее несколько урезан.

Дело в том, что Госэнергонадзор в нашем случае является неким третейским судьей, который рассматривает жалобы любого конечного потребителя — как промышленного, так и бытового.

К нам обращаются, например, с жалобами на то, что напряжение в распределительной сети не соответствует установленным стандартам. Это говорит о том, что оператор распределительной сети не в должном объеме выполняет ее обслуживание и ремонты. То же самое касается и отопления, когда температура теплоносителя в сетях не соответствует нормам. Также мы рассматриваем конфликтные ситуации между потребителями и ОСР.

В год через нас проходит до 4,2 тыс. обращений. Из них 80% — со стороны населения, при чем в 70% случаях ситуации разрешались с нашей помощью в пользу потребителя.

В положении о ЦОИВ Госинспекции этой функции нет. И после окончательной ликвидации Госэнергонадзора потребитель останется один на один с монополистом. Я уже не говорю о малых системах распределения (МСР) — как правило это предприятия, имеющие субабонентов. В этом сегменте нарушитель вообще останется безнаказанным. Они могут безосновательно отключить от энергоснабжения, выставить любую цену на свои услуги, ведь их затраты не всегда прозрачны и обоснованы.

Очевидно, предполагалось, что данный пробел восполнит Энергетический омбудсмен…

Этот институт на сегодня тоже не создан. Законопроект есть, но как показывает практика, много важных законопроектов может годами ждать своего часа. А ведь эти процессы должны идти параллельно. Получится, что до того момента, как появится Энергетический омбудсмен (а на это уйдет год или больше) потребитель останется абсолютно незащищенным.

А как же НКРЭКУ, которая тоже имеет рычаги влияния на операторов электросетей?

Все обращения, касающиеся технических вопросов эксплуатации оборудования и качества электро- и теплоснабжения, НКРЭКУ перенаправляла нам, и мы готовили ответы, реагировали, совместно с облэнерго намечали мероприятия и контролировали устранение нарушений. В НКРЭКУ, где всего по несколько человек в региональных представительствах, этим попросту некому заниматься. А с началом нового розничного рынка электроэнергии обращений и жалоб будет намного больше. Но вот кто будет с ними работать — большой вопрос.

Фото: пресс-служба НЭК "Укрэнерго"

В чем состоит контроль операторов систем распределения со стороны Энергонадзора?

Основная задача нашего структурного подразделения — содействовать обеспечению безопасного функционирования объединённой энергосистемы Украины, снижению количества случаев отключений и недоотпуска э/э, а также следить за соответствием качества электроснабжения принятым стандартам. В целом мы инспектируем порядка 201 тыс. подстанций и 791 тыс. км линий электропередачи.

Госэнергонадзор контролирует готовность всех субъектов энергетики в особые периоды (работа энергооборудования в периоды высоких и низких температур, в чрезвычайных ситуациях и т.п.), следит за выполнением графика обрезки деревьев в охранных зонах ЛЭП всех классов напряжения, ведь все эти факторы влияют на количество отключений э/э и на объемы ее недоотпуска.

Мы участвуем в расследованиях технологических нарушений в сетях, пожаров, возникающих в энергосистеме. Например, когда происходит отключение электрооборудования, разбираемся совместно с облэнерго, почему оно произошло, правильно ли сработала защита.

Монополист ведь всегда будет искать виновного на стороне: белка пробежала, сорока изолятор клюнула или еще какая-то причина. А наши инспекторы выезжают на объект, проверяют паспорт оборудования на предмет своевременности и полноты выполнения регламентных работ. Ведь энергокомпании иногда не в полном объеме проводят капремонт, техобслуживание, а недоделки потом дают о себе знать.

До введения моратория на проверки три года назад мы участвовали в расследованиях несчастных случаев, ходили на внеплановые проверки. Срок моратория с начала текущего года истек, но проверять уже некому. Потребитель, конечно, может прийти к монополисту и пожаловаться на качество услуг, но чаще всего из-за отсутствия специальных знаний, он не в состоянии разобраться честен ли тот с ним. Инспекция же, если выявит нарушение, устанавливает причины, сроки устранения, и накладывает штрафные санкции как на должностных лиц, так и на субъектов хозяйствования.

Какие еще сферы влияния Госэнергонадзора?

Инспекция следит за выполнением законодательства, в том числе нормативно-правовых и нормативно-технических актов, подает предложения для их пересмотра. Проверяет соответствие проектной документации новых и реконструируемых энергетических и теплоснабжающих установок и определяет их готовность к работе, принимает в эксплуатацию АСКУЭ. Также мы участвуем в проверке знаний у лиц, ответственных за энергохозяйство предприятия.

Особое внимание мы уделяем анализу инвестиционных программ операторов распредсетей, без нашего согласования их не утверждают. Наши инспекторы сверяют их мероприятия с базой данных аварийных отключений, проверяют, реконструируются ли проблемные объекты и дают соответствующие заключения.

В прошлом году у нас был серьезный диалог с облэнерго, иногда им приходилось переделывать инвестпрограммы по 4-5 раз. Мы настояли на исключении тех мероприятий, которые не особо влияют на надежность и качество энергоснабжения. Изъяли пункты о замене порядка 80 силовых трансформаторов, которые не выработали свой ресурс. Считаю, что благодаря нашему вмешательству инвестпрограммы ОСР на 2019 год максимально ориентированы на обеспечение надежности и качественного электроснабжения потребителя.

Подводя итоги, отмечу, что неизвестно, как скоро новая Госинспекция сможет включиться в работу, и станет ли она полноценной заменой нашему подразделению при выделяемом ей уровне финансирования. Разумеется, в новую структуру перейдут наши активы, надеюсь, также кадровый и интеллектуальный ресурс, должны быть переданы базы данных, но пока никаких нормативно-правовых актов для этого не принято. Тем временем мы уже де-факто разрушили старое, а новое не создали даже частично.


Читайте также

Главное в энергетике за 9 – 13 сентября 2019 - обзор Энергореформы

В Украине могут принять модель Ownership unbundling до трехсторонних переговоров в формате Украина-ЕС-РФ. Цена на газ для населения в сентябре может быть снижена на 115 грн. Эксперты Минэнерго США помогут Украине стать неуязвимой "к угрозам от перебоев в энергоснабжении со стороны РФ". Об этом и других главных событиях недели - в обзоре Энергореформы.

Рынок электроэнергии. Кассовый разрыв, или по следам одного совещания (мнение)

На рынке электрической энергии с июня 2019 царит тотальный "кассовый разрыв", который уже "рвет" в отдельных сегментах рынка сегодня. С каждым следующим днем он становится все более опасным, хотя, пока остается относительно контролируемым и внешнее незаметным, - рассказал в колонке экс-замминистра энергетики (в конце 1990-х – начале 2000-з гг.) Юрий Саква (укр).

Украина вошла в ТОП-5 лидеров Европы по ветроэнергетике: как удалось

Украинцы планируют активно использовать силу ветра для производства чистой энергии. Так, по информации отраслевого ресурса Ассоциации владельцев ветроэлектростанций Wind Europe, наша стране вошла в ТОП-5 лидеров европейских стран по динамике развития ветроэнергетики - только за первое полугодие в Украине установили несколько ветроэнергетических объектов общей мощностью 262 МВт. Для сравнения мощность одного энергоблока Запорожской АЭС – 1000 МВт. Так какие же существуют типы промышленных ветровых электростанций в мире и Украине?

Авторизация



Создать аккаунт


Авторизация

Возникла ошибка авторизации!
Извините, возникла ошибка авторизации. Пожалуйста, попробуйте еще раз (в окне социальной сети вам необходимо подтвердить авторизацию), или попробуйте авторизоваться через другую социальную сеть.

Пожалуйста проверьте свою почту
и перейдите по ссылке,
чтобы завершить свою регистрацию
на сайте.

Комментарий отправлен на модерацию